Воскресенье, 24.09.2017, 05:05
Персональная страница Марата Акопяна
Главная
· RSS
Категории раздела
Библиотека [1]
Авторские материалы [40]
Интервью [195]
Статистика
 
Главная » 2009 » Апрель » 13 » Михаил Погребинский: Проблема не в газопроводах, а в том, чем их заполнять
Михаил Погребинский: Проблема не в газопроводах, а в том, чем их заполнять
09:40

Представляем интервью с известным украинским политологом Михаилом Погребинским – информационно-аналитическому центру Analitika.at.ua.

– Как вы прокомментируете недавнюю Брюссельскую декларацию по модернизации украинской ГТС? 

– Поведение Ющенко в этой ситуации мы склонны оценивать так: он хотел бы до истечения своего президентского срока раздать все, что в Украине еще осталось ценного, отдать кому угодно – лишь бы не досталось «москалям». Менее понятно (для нас) поведение Тимошенко, которая надеялась получить крупный российский кредит. 
Европейцы не высказывают никаких претензий на то, чтобы получить украинскую ГТС в собственность. Однако им это, в сущности, не нужно; интерес ЕС не в том, чтобы владеть трубой (и даже не в том, чтобы получать от нее доходы), а в том, чтобы иметь над этой трубой контроль, отстранив от этого контроля такого ненадежного партнера, как нынешнее украинское руководство. 

Для Европы украинское направление является наилучшим по простым причинам: 

а) украинская труба уже есть, доводить ее до ума и ремонтировать – проще и дешевле, чем строить новую;

б) географически украинское плечо газопровода самое короткое, а в инженерном отношении – самое простое (труба идет по равнинной местности, а не по горам или, тем более, по дну морей);

в) украинская труба сейчас почти что никому не принадлежит (украинское государство проявило слишком высокую степень безответственности и беспомощности), в то время как любые обходные проекты будут контролироваться «Газпромом».

Слабым местом Брюссельской декларации является то, что обязательства по ней берет почти исключительно Украина; ЕС высказывает, в основном, намерения в будущем внести деньги, притом не в обязующей форме. (Мы говорим «слабое место», рассуждая, естественно, с позиции Украины; с точки зрения Европы это, возможно, следует назвать «сильным местом»). 
При этом ЕС предлагает не деньги, а кредиты, которые Украине в будущем придется отдавать. 
Важным ее недостатком (опять-таки с точки зрения Украины) является то, что Россия была отстранена от принятия решения. Независимо от того, насколько интересы России оказались в результате ущемлены (допустим даже, что нисколько) – это было неуместно не только с украинской, но даже с европейской точки зрения. Нежелательно оскорблять партнера без всякой на то нужды. С трудом выстраивавшаяся архитектура новых отношений с Москвой если не разрушена, то основательно подорвана. 

– За последние годы Украина в глазах России теряла доверие как транзитный партнер. Москва активно приступила к реализации обходящих Украину нефтегазовых маршрутов. Какими шагами Киев может вернуть к себе доверие Москвы? 

– Вернуть к себе доверие Москвы – задача сейчас исключительно трудная, даже если допустить, что сменяется украинское руководство, и к власти приходят люди, способные давать слово и держать данное слово. 
В сущности, проблемой номер один для Украины является именно отсутствие таких людей во власти. 
У нынешней власти, на наш взгляд, шансов вернуть доверие Москвы, практически нет. 
Тем не менее, России все равно придется иметь дело с Украиной – обходных путей пока что нет, и даже если будут, невозможно предположить, что они полностью заменят украинский, более короткий путь. Проблема для Украины в том, что Россия, убедившись в полной недоговороспособности украинского руководства, будет повышать свои требования. Если Россия – имеете дело с надежным партнером, то можно договариваться по принципу «сегодня стулья, а деньги завтра», или даже послезавтра. Украина, который не пользуется ни малейшим доверием, неизбежно будет вынуждена принимать условия: «утром деньги – вечером стулья». Собственно говоря, Европа только так с Украиной и поступает. То же будет делать и Россия.

– Целесообразно ли инициирование Украиной строительства новых, альтернативных нефтегазопроводов именно через нашу территорию, на условиях международного консорциума?  

– Едва ли. Во-первых, проблема не в газопроводах, а в том, чем их заполнять. То есть, прежде чем затевать какое бы то ни было строительство, совершенно необходимо иметь достаточно четкие долгосрочные договоренности: кто будет поставлять нефть (газ, еще что-то) для заполнения трубопровода; каковы гарантии, что такие поставки будут долгосрочными, и т.п. 
Для примера напомним историю печально известного трубопровода Одесса-Броды. Его начали строить, не согласовав эти вопросы. Результат: несколько лет труба просто ржавела; в конце концов, ее с грехом пополам удалось использовать, но не так, как предполагалось: не в аверсном, а в реверсном режиме (т.е. не из Одессы в Броды, а из Брод в сторону Одессы). 
При этом каждое новое правительство обещает, наконец, покончить с этим «безобразием» и запустить трубу в аверсном режиме. И каждый раз ничего не выходит по той причине, что для того, чтобы ее запустить в аверсном направлении, недостает «самой малости»: той нефти, которую будут перегонять из Одессы.
Очевидно, что с любыми новыми нефте- (газо-) проводами будет в точности то же самое, если заранее не будет четких и обязующих соглашений. Пока их нет, разговоры о таком строительстве бессмысленны и вредны.

– Продолжая тему международных консорциумов, предлагаю смоделировать следующую ситуацию. 
Мы знаем про большое желание Ирана выйти на европейский газовый рынок. Уже построен новый газопровод Иран-Армения, которая пока, из-за разногласий между Москвой и Тбилиси, служит Армении как альтернативный источник газа. Хотя изначально рассматривался как транзитный маршрут в Европу. Если учесть, что Киев за последние 5 лет установил доверительные отношения с Тбилиси и может реально помочь российским партнерам в преодолении проблемных вопросов между Россией и Грузией, на ваш взгляд, возможно ли участие Украины в строительстве следующих этапов газопровода через Грузию, по дну Черного моря, в Украину и дальше в Европу? 


– Тот же ответ. 
Допустим, что будут четкие соглашения. Далее, допустим, что удастся убедить Россию, что этот проект не направлен против нее (причем требуются не голословные заведения, а переговоры с Россией, в том числе, о деталях проекта, вероятно, о российских инвестициях или что-то подобное). Допустим, что будет чем заполнять этот газопровод – не абстрактные соображения о том, что, мол, нефти (газа) много, как только будет труба, мы уж найдем, к чему ее применить – а формальные договоры. 
Тогда – почему бы и нет?
Пока же представляется, что подобные разговоры беспочвенны и вредны. Они могут только дополнительно ухудшить украинско-российские отношения. А между тем добрые отношения с Россией для Украины стоят много больше, чем подобные «прожекты». 

– На днях заместитель министра транспорта и связи Украины Игорь Урбанский заявил, что Киев заинтересован в строительстве железной дороги Иран-Армения.
Участие в строительстве данной железной дороги обеспечивает нашей стране не только экономическую выгоду, но и прямой выход в регион Персидского залива. 
Можно ли расценить этот шаг как попытку выхода Украины за рамки периферийной организации ГУАМ и вход нашей страны в реальную геополитику с влиятельными игроками? 


– Нет, нельзя. Слишком, к сожалению, несерьезными были до сих пор подобные разговоры с украинской стороны. 
В лучшем случае, пока что речь идет об одном изолированном проекте. Какой-то последовательной политики тут не просматривается.

Марат Акопян, Информационно-Аналитический Центр Analitika.at.ua.

Категория: Интервью | Просмотров: 381 | Добавил: akopian
Copyright MyCorp © 2017
Поиск
Календарь
«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Ссылки